english русская версия Домашняя страница Карта сайта Написать письмо English version Русская версия Главная страница Карта сайта Написать письмо

 

Служители Храма

 

 

Старейшему роду священников Фивейских и Кудриных было уготовано Господом быть священнослужителями и педагогами в конце XIX – начале XX века в Никольском-Урюпино. Высокообразованные и хорошо воспитанные, они несли с собой в народ высокую культуру, добро и любовь, передавали свои знания, учили мудрости и добру.

 

Род священников Фивейских известен с середины XIX века. Его родоначальником был Павел Иоаннович Фивейский, сын пономаря Ивана в Никольском храме усадьбы Никольское-Урюпино. Интересен тот факт, что фамилия Фивейский была присвоена сыну Ивана Павлу, когда он стал священником. В семье Павла Ивановича Фивейского и его жены Александры Тимофеевны выросло 10 детей – 4 дочери и 6 сыновей. Младшей дочерью была Александра Павловна Фивейская, 1879 г.р., унаследовавшая от своей бабушки цыганки красоту и широкий характер, а от отца – ум.

 

Подросшая Александра Павловна получила доступ в усадьбу князей Голицыных. Там она сдружилась со слугами княгинь. Это знакомство позволило Александре иметь представление о светском этикете. Там она научилась шить и вышивать. У нее был хороший музыкальный слух, красивый голос. Она принимала участие в выступлениях княжеского хора во время различных торжеств, а также пела в церковном хоре. Александра Павловна вела активный образ жизни, и Леонид Михайлович Кудрин не мог не заметить ее и был очарован ее красотой. Кудрин Леонид Михайлович, успешно окончил духовную семинарию, но думал не о сане священника, а собирался посвятить свою жизнь воспитанию и образованию детей. В 1896 году он стал учителем в сельской школе села Никольское–Урюпино.

 

Это был человек высокой культуры, начитанный, любил книги, музыку – играл на скрипке. Он не имел вредных привычек, никогда не произносил бранных слов, владел столярным ремеслом. Отец Леонида Михайловича Кудрина, Михаил Васильевич Кудрин, имея личное дворянство и будучи протоиереем, служил в церкви села Ильинского в усадьбе великого князя Сергея Александровича Романова.

 

Ещё раньше, в восьмидесятых годах девятнадцатого столетия, он был настоятелем в церкви села Петровское (ныне Петрово–Дальнее) и составил в 1882 году подробное описание этой церкви.

 

К сожалению, его труд остался ненапечатанным и хранился в рукописи у автора. С 1910 года М.В. Кудрин был священником на Пятницком кладбище в г. Москве. В числе родственников значился митрополит Евлогий, брат мужа Екатерины Михайловны, сестры Леонида Михайловича.

 

После Октябрьской революции Евлогий эмигрировал во Францию.

 

В Париже занимался миротворческой деятельностью, проповедуя христианство.

 

Занимая высокое положение, митрополит Евлогий внес большой вклад в формирование и становление Православной Русской церкви за рубежом, где приходы составляли в основном эмигранты.

 

Когда Павлу Ивановичу Фивейскому заявили о сватовстве Леонида Михайловича Кудрина к младшей дочери Александре, то он сказал, что даст согласие на брак только при условии, если Л.М. Кудрин примет сан священника и заменит его в Никольской церкви. Леониду Михайловичу пришлось согласиться, и брак состоялся в 1900 году.  В том же году Павел Иванович Фивейский тяжело заболел онкологией и умер.

 

В семье Кудриных, Леонида Михайловича и Александры Павловны, к 1913 году было шестеро детей – три дочери и три сына. Весной 1917 года умер один из сыновей Кудриных – Виктор (1909 г.р.) от дифтерита. В Москве начинался голод.

 

Когда окончились занятия в гимназиях, Александра Павловна решила уехать с детьми в Тамбовскую область, захватив с собой швейную машинку, чтобы как то прокормить детей. Это был конец мая 1918 года, а 18 ноября 1918 года в Тамбове умер Леонид Михайлович Кудрин от сыпного тифа и там же был похоронен.

 

Александра Леонидовна, дочь Леонида Михайловича, получила педагогическое образование и всю жизнь проработала педагогом в одной из московских школ. Вместе с мужем воспитала двоих детей – Юрия и Оксану. В начале 90–х годов Юрий Николаевич поселился в Никольском– Урюпино при школе, а в конце 90–х годов он умер. Его мать, Александра Леонидовна, последние годы проживала в Москве вместе с дочерью Оксаной. Она немного не дожила до ста лет.

 

Григорий Леонидович Кудрин, брат Александры Леонидовны, во время Отечественной войны был в оккупации в Белоруссии. Ушел в партизаны и командовал корпусом. Об этом упоминается в Белорусской энциклопедии партизанской войны. После войны Григорий Леонидович проживал в городе Серпухове и был директором текстильной фабрики.


После Кудрина священником Никольской церкви вновь стал представитель рода Фивейских - Георгий Павлович Фивейский, он также был благочинным Звенигородского уезда в первой половине XX века. Георгий Павлович окончил Московскую семинарию и был назначен в церковь Первой градской больницы. Вскоре Георгий Павлович женился на Наталии Сергеевне Дьячковой (1879–1965), затем служил в Донском монастыре, позже в Благовещенской церкви села Павловского Звенигородского уезда.

 

Спустя некоторое время он купил дом у Кудриных в Никольском–Урюпине и получил назначение в Никольскую церковь священником. 15 июня 1927 года Георгий Павлович был арестован по статье 58-13 УК РСФСР, приговор 3 года ссылки в Томскую область. (Нарымский край), с. Колпашево, год начала ссылки 1927 - год окончания 1930. Этому предшествовал следующий инцидент: однажды жарким летним днем в помещении Никольской церкви шла служба с открытыми форточками, на улице под окнами пели и не пристойно себя вели комсомольцы. Священник закрыл форточку. На следующий день он был арестован и посажен в тюрьму без суда и следствия.

 

Из заявления о. Георгия, отправленного им из ссылки в мае 1928 года в Политический Красный Крест: «Поводом к обвинению меня послужил тот случай, что в церковный праздник - Троицын День – 1927 года 12 мая, во время служения Литургии, когда были открыты Царские Врата, я закрыл в алтаре окно, чтобы неслышно было в храме пения мимо проходивших красноармейцев. Этот факт принят как акт «возбуждения масс против Красной Армии…»».

 

 

Георгий Павлович был освобожден в 1930 году без права проживания в определенных городах сроком на 3 года, в это время он служил в Центрально-Черноземной области в городе Курске в канцелярии епископа Курского Дамиана в должности письмоводителя и был священником.  Год окончания служения 1932.



В 1932 году Георгий Павлович был отправлен в Туруханский край, где отбывал срок наказания – 25 лет. Вернувшись с Колымы домой, он не имел права поселяться в десяти крупных городах Советского Союза, таких как Москва, Лениград, Киев и другие. Георгий Павлович вынужден был поселиться в Мценске. Там он выполнял работу жестянщика, лудил посуду, а жена Наталия Сергеевна занималась рукоделием – вязала и шила, тем самым они зарабатывали себе кусок хлеба.

 

Умер Фивейский Георгий Павлович там же, в Мценске, от водянки в шестьдесят четыре года. Место его могилы не известно. Наталия Сергеевна прожила восемьдесят два года и похоронена на Пенягинском кладбище. У Георгия Павловича было пятеро детей – Александра, Анатолий, Татьяна, Елизавета и Зоя. Такова краткая информация из уст родственников, однако она расходится с информацией Православного Свято-Тихоновского гуманитарного Университета, который называет Георгия Фивейского Новомучеником, исповедником, за Христа пострадавшим в годы гонений на Русскую Православную Церковь в XXв.

 

На портале ПСТГУ сообщается, что прот. Павел Фивейский не вернулся из последнего заключения.  Особое Совещание при Коллегии ОГПУ СССР 1932 - обвинение "ведет агитацию против мероприятий Соввласти и партии на селе".  Групповое дело "дело "Ревнителей церкви" 1932г.".   Приговор неизвестен.  Места заключения:  Центрально-Черноземная о., г.Курск, Курский ФЗИТК.  Год начала  - 1932, день начала 3, месяц начала 8.  Содержался в ФЗИТК во время предварительного заключения.  Кончина 1933  скончался в заключении.  Место кончины и обстоятельства неизвестны.

 

Братья Георгия Павловича тоже были священниками и служили в Москве. Алексей Павлович – в церкви на Дорогомиловской улице, а Михаил Павлович в Лаврушинском переулке. Павел Павлович Фивейский, будучи семинаристом, стал гувернером князя Сергея Голицына, позже служил псаломщиком в церкви, что на Пятницком кладбище. В 1930 году Павел Павлович был арестован и сослан на Соловки. Там его переводили из одной тюрьмы в другую, чтобы долго не задерживался и не заводил друзей. В те годы племянник Павла Фивейского, Дмитрий Алексеевич, работал главным инженером в воркутинских угольных шахтах. Судьба не свела Павла Павловича с племянником до смертного часа, хотя тот искал с ним встречи. Через лагерных охранников Дмитрий получил известие о смерти дяди. Всех смертников выводили на улицу, и они должны были рыть длинный ров–могильник. К вечеру, когда ров был готов, выстраивали смертников вдоль рва и стреляли в упор. Раненые за ночь умирали, а утром их закапывали. Каково же было удивление людей, пришедших закапывать трупы, когда увидели, что Павел Павлович Фивейский жив; несмотря на то, что он получил ранение, всё же служил панихиду по убиенным. Тут же расстреляли и Павла.


Анатолий Георгиевич Фивейский, сын Георгия Павловича Фивейского родился в 1898 году, окончил Алексеевское военное артиллерийское училище, а по окончании служил в артиллерийской бригаде в Павловской слободе. Затем поступил в Московскую семинарию, но окончить ее не успел: началась революция. В 1918 году Анатолий приступил к педагогической деятельности, которой посвятил более 40 лет в Красногорском и Истринском районах Московской области. Принимал участие в Гражданской и Отечественной войне. Работал директором школы, председателем сельского Совета, так сложилась жизнь сына последнего Никольского священника.

 

Такова история рода священников Фивейских и Кудриных, записано Калининой Н.Г. со слов родственников.

 


 

Официальный сайт Никольского храма с. Николо-Урюпино

Красногорский район, Московская область. Московская Епархия Русской Православной Церкви.
fond-orientir.ru разработка сайта - misha studio